Shapka

Содержание:

ГЛАВА 6. КАЗАЧИЙ РЫБНЫЙ ПРОМЫСЕЛ НА ЯИКЕ

Владенна грамота" на реку и рыбьи угодья, которую царь Михаил пожаловал яицким казакам, сгорела. Восстановить ее было невозможно, так как неясно было, каким Приказом (ведомством) она была выдана. Этим обстоятельством воспользовались астраханские рыбопромышленники и стали оспаривать права казаков на реку Яик и ее рыбные запасы. А самый беспокойный претендент на рыбные промыслы Яика - купец Михаил Гурьев захватил устье реки, чтобы единолично распоряжаться рыбными богатствами Яика. В 1640г он, с помощью работников, нанятых в Астрахани, самовольно перегородил устье Яика, соорудив частокол из кольев(учуг), поставленный поперек течения реки.

Весной, в период нереста крупная рыба, преимущественно ценных пород (осетр, севрюга, белуга и шип - красная рыба) ищет пресную и теплую воду, чтобы отложить икру. Идя с моря в реку, она скапливалась у учуга, где хищнически вылавливалась наемниками Гурьева. В ответ на самоуправство браконьера-купца, казаки разорили возведенный учуг. Предприимчивый купец Гурьев добивается у московских властей разрешения построить в устье Яика деревянный острог, чтобы защитить учуг от нападения со стороны Яицкого городка и с моря.

В 1640г крепость была скрытно построена и казаки горько сетовали, что "прокараулили как тот город везли с Руси на Яик". Казаки, лишенные главного источника средств к существованию, так как самая крупная рыба вылавливалась, не заходя в русло реки, вынуждены были вновь предпринять поход в низовья Яика, где разрушили учуг и сожгли острог.

Правительство, покровительствующее Гурьеву, в ответ на жалобу его в отношении казаков, отдало все учуги в устье реки Яика в полное его распоряжение. (20) В качестве платы он обязался вместо деревянного острога возвести каменный городок. (13)

Возведенная в 50гг XVIIв каменная крепость не остановила справедливого гнева казаков. На следующий год 8 мая на 12 стругах они нагрянули в Гурьев и на ближайшие к нему промыслы. Уничтожив ненавистные учуги, казаки отплыли, заявив, что и впредь будут "Яик-реку очищать, учуги вырубать, а станы выжигать". (20) К казакам примкнули все стрельцы гарнизона Гурьева, 50 работных людей и 4 гурьевских приказчика. Астраханский воевода для защиты города и промыслов Гурьева послал подкрепление к гарнизону крепости. В 1662г казаки вновь совершили нападение на учуги, но оно было отбито.

Конфликт с рыбопромышленниками Астрахани, поддерживаемыми московскими властями, подтолкнул часть низовых казаков Яика к участию в морском походе С. Разина в Персию. Казаки Верхнего Яицкого городка(Уральска) не примкнули к отряду донского атамана, так как не разделяли его разбойничьих планов и грабительских действий, крайне обострявших отношения с правительством России. В "Краткой хронике казачьих войск" содержится справка, что "Войско почти в полном составе приняло участие в бунте Стеньки Разина, но после поимки его было прощено". Это утверждение не соответствует истине. А. С. Пушкин, изучавший историю пугачевского восстания, нашел ряд документов, что позволило ему сделать заключение: "Стенька Разин посетил яицкие жилища, по свидетельству летописей, казаки встретили его как неприятеля". (4) Архивные данные также не подтверждают сообщения "казачьей хроники". По опубликованным архивным документам в персидском походе С. Разина 1668-1670гг участвовало но более 300 яицких казаков. (55) Позже для участия в походе отряда Разина в центральные воеводства России, в 1670-1671гг к армии С. Разина присоединилось не более 200 казаков Яика. (55)

Яицкие казаки не соблазнились "Прелестными письмами", которые призывали казаков юга России объединится в "казачью державу" с сохранением власти русского царя и подчиненном ему единым атаманом "казачьей державы", которым намеревался стать сам С. Разин. Атаманы Яициого войска не поддержали стремлений Разина подчинить себе яицких казаков. Признавая равноправие в вопросах касающихся интересов России и взаимоотношений с кочевниками, яицкие казаки в вопросах внутренней жизни войска ревностно отстаивали своя самостоятельность. Самобытный уклад жизни, соблюдению которого на Яике придавалось большое значение, добродетельные нравы и благочестивые намерения яицких казаков, не позволили им быть среди разбойных "голутвенных" донцов. Разбой, разгул, неоправданные убийства, совершаемые над стрелецкими головами и духовными лицами, не одобрялись яицкими казаками. Обладая мудрым оружием -"соломоновым мечом", они не хотели обагрять его невинной кровью русских людей-христиан.

Пушкин, посетивший Уральск в 1833г. слышал от казаков, сохранивших недобрую память о Разине, нелестные отзывы о нем, и о примкнувшим к его отряду в небольшом количестве, яицких казаках. За ними и за их потомками на Яике закрепилась кличка: "Разина порода". Лишь низовые казаки, отстаивая свое право на учуги в устье Яика, некоторое время проявляли возмущение. Во главе с атаманом Касимовым они в 1677г подняли бунт против правительства, поощряющего захваты астраханскими рыбопромышленниками учугов в устье реки. На них были брошены войска и они были разбиты. Оставшиеся из них 230 человек ушли в море и высадились на Жилом острове близ Гурьева. Когда кончились запасы пресной воды, 30 казаков на двух стругах били отправлены к юго-западному побережью Каспия. Попав в шторм, их суда были разбиты близ Баку. Добравшись вплавь до берега, они попали в плен к воинам шаха и вынуждены были принять ислам, чтобы избежать казни. (56)

Вопросы рыболовства на нижнем Яике были улажены, когда на пост губернатора Астраханской губернии заступил В. Н. Татищев -тонкий политик и дипломат. В 1741г., изучив состояние рыбного хозяйства низовий Волги и Яика, он писал: "Рыб Волга и Яик толикое множество имеют, что не могут всех в Руси употребить, ибо летом в жары из белуг и осетров клей и вязигу выняв, протчее бросают. Клею же и икры многое число в Англию и Голландию отпущаетея". (36) Особенно Татищев подчеркивал значение рыбных богатств реки Яик: ".. Сия река за самую рыбную во всем государстве почитается". (36) Академик Паллас, посетивший в то время Яик, обнаружил, что кроме белуги и осетра в Яике водятся стерлядь и белорыбица, которых казаки также относили к красным сортам рыбы. Сазан, сом, лещ, щука, судак и др., относились ими к черным сортам рыб.

Ловить рыбу на Яике казачьими порядками было заведено 4 раза в году. Первый - самый главный лов, багренье. Он проводился в январе. Сигналом к началу лова был выстрел из пушки. По пушечному выстрелу казаки стремились занять наилучшее место на льду, под которым, по мнению занявшего, находилась ятовь - углубление в дне, где скапливалась на зимовку рыба. Затем по ружейному выстрелу казаки начинали рубить лед, после чего из проруби баграми вытаскивали рыбу и бросали на лед, в основном осетров и белуг.
Второй лов - севрюжий, он проводился в мае, так как в июне севрюга уходит в море. Севрюгу казаки ловили сетями с лодок - будар. Это был целенаправленный лов, ибо все другие сорта(породы) рыб, попавших в сеть, выпускали обратно в воду. За выполнением этого правила строго следили наказной атаман и старшины войска. В случае нарушения условий лова, виновные несли наказание.

Третий лов - плавня, проходил в октябре. Во главе лова ставился плавенный атаман. По знаку плавенного атамана стреляла пушка и казаки, с яра вместе с бударами и снастями для лова, мчались к воде. Этот лов проводился неводом длиной более 100 сажен с частыми ячейками, способными удержать черную рыбу небольших размеров. Невод тянулся по обоим берегам реки группой казаков, артелью. Тяга проводилась беэ остановки в течение двух суток с небольшим перерывом. При выборке невод подтягивался к "песку" одного из берегов. После ночного отдыха рыба выбиралась из сети и производился дележ улова и засолка рыбы.
Последний, четвертый лов в году проходил в ноябре. Казаки ловили рыбу каждый своими сетями. Рыба предназначалась для домашнего обихода. Вылавливалась мелкая рыба частиковых пород. Рыболовство на Яике по тщательности подготовки, организации и проведению лова больше походила на боевой маневр или на военно-спортивное состязание, чем на рыбный промысел. Недаром в подготовке к очередному лову участвовала вся войсковая канцелярия во главе с наказным атаманом, а сама ловля называлась "ударом". Академик Паллас, наблюдавший рыболовство на Яике писал: "Главный промысел и упражнение яицких казаков состоит в рыбной ловле, которая нигде в России столь хорошо не распоряжена и законами не ограничена, как в здешнем месте". (31)

Необычность проведения этого вида промысла, уникального по форме и колоритного по масштабу, выделяют Яицкое (Уральское) казачье войско от других казачьих формирований России. Экзотические картины плавни, проводимые военизированным способом на Яике, привлекали внимание ученых (географов и ихтиологов) и писателей. С целью ознакомления с особенностями лова рыбы на Яике, сюда приезжали крупные ученые специалисты по рыбоводству: академик Бэр, биолог Данилевский, академик Паллас, Татищев и многие другие. Писатель В. Правдухин, который детство (в конце XIXв) провел на форпосте Сахарное, в романе "Яик уходит в море" пишет о плавне: ".. с яра глухо ударила пушка. Все вокруг вздыбилось и заметалось. Остроносое стадо будар дружно ринулось в реку, увлекая с собою казаков... Люди прыгали с невысокого яра за лодками в реку, чаще попадая прямо в воду.. Все будары уже на воде, мчатся вниз по Уралу... Они живые, эти легкие челноки, и люди кажутся лишь их придатками, а весла - настоящими крыльями". (39) К. Федин, часто приезжавший в Уральск к сестре, в романе "Братья" описывает багренье: "И великое уральское войско.. ощетинившись -набекрень папахи - на обрыве, над ятовью... будет ждать пушки. А ударит она, .. тогда поминай как звали.. С откоса, с крутизны.. как есть - с багром и пешней - бросайся, падай камнем без креста, без оглядки.. Вот растеклась лавина по белому покрову реки черною зернистою икрою". (47)

Астраханский губернатор граф В. Н. Татищев для усиления Защитной линии и форпостов предложил правительственному Сенату перевести на Яик драгунский полк и части иррегулярного войска, состоявшего из самарских и алексеевских дворян для защиты казачьих селений, расположенных вдоль реки Яик. Правительство одобрило проект Татищева но яицкие казаки увидели в нем вмешательство правительства во внутренние дела войска и в его самоуправление. Они высказались против предлагаемой помощи, так как опасались, что со стороны новых поселенцев последуют нарушения правил рыболовства, установленных войском на Яике. Свой протест они мотивировали следующим высказыванием: "От такого заселения мы прийдем в крайнюю нищету и разорение и рыбные наши промыслы, от которых все свое содержание и пищу имеем и службу отправляем, ибо за таким селением рыба до нашего городка, .. приходить уже не может и от одного выстрела из орудия или огнища или кто не вовремя хоть одну рыбу поймает, вся на низ уходит". (42)
Чтобы не допустить лиц неказачьего сословия на Яик, казаки обязались своими силами оборонять Защитную линию от Яицкого городка до Гурьева, пообещав построить на укрепленной линии еще два городка. Татищев поддержал предложение казаков и заселение Яика солдатами и дворянами было предотвращено. Сохранение самостоятельности и монопольного права рыбной ловли яицкие казаки ставили выше собственного благополучия и безопасности. Вместе с тем московское правительство не оставило надежд ликвидировать казачью "автономию" на Яике. К тому времени на Дону казаков уже приравняли к "пластунам" - солдатам регулярного войска. Там были отменены казачий круг и выборность атаманов. На Яике эти атрибуты казачьей "демократии" еще сохранились и вечевой колокол продолжал собирать членов казачьей общины на круг.

На период лова рыбы (багренья и плавни) до 1747г выбирался "плавенный" атаман, который отвечал за организацию и проведение лова. Участвовать в лове рыбы могли лишь казаки, приписанные к Яицкому войску. "Сверхкоштные" казаки, а также проживающие на Яике люди не казачьего звания, участвовать в лове рыбы не имели права. С упразднением выборности войскового атамана в 1747г, который теперь назначался правительством и назывался "наказной атаман", "плавенные" атаманы, как и старшины, стали назначаться войсковой канцелярией.

Send your comments to: sanikin@yahoo.com
(c)2001 Design by Sergey Anikin
Phone: (+7 812) 259-82-80